Он и она

57C989AA-146F-4476-A621-276A69399156 копия.jpg

НЕПРАВДОПОДОБНАЯ ПРАВДА

 

Москва, 1958 год

 

Январь близился к концу. Сессия позади. Две недели свободы от лекций, лабораторных занятий и подготовки к семинарам. Опустели институтские коридоры. Разъехались по домам иногородние студенты. В это время на экраны кинотеатров вышла кинокомедия «Карнавальная ночь». Желающие ее посмотреть, рано утром занимали очередь в кассы. 

Выйдя из кинотеатра, Саша и Дима одновременно обратили внимание на двух девушек, стоявших неподалеку. В этот момент одна из них  прервала разговор с подругой и улыбнулась молодому человеку, который только что подошел к ним. Он что-то говорил, размахивая руками и смеясь. Видимо, рассказ был веселым.

Поговорив еще немного, девушки попрощались. Юля долго смотрела вслед уходящим. Она почувствовала себя одинокой и загрустила. Именно в этот момент Юля услышала: 

– Добрый день. Понравился фильм, – не зная, как начать разговор, спросил Саша.

– Да. Очень.

– Меня зовут Саша, а моего друга – Дима. А тебя?

– Юля, – было заметно, что она смущена.

– Погуляем, если ты не замерзла? 

– Хорошо. Только недолго. Родители будут волноваться. 

Юля жила на окраине города в деревянном доме с печным отоплением. Стемнело. Под ногами поскрипывал снег. В доме светились три окна. Почуяв чужих, во дворе залаяла собака. 

– Папа скоро придет с работы. Мне пора.

– Давай завтра сходим на каток в Сокольники, – предложил Дима. 

– Хорошо. Я смогу после двенадцати. Утром ко мне придет преподаватель по музыке. 

– Ты домой? – обратился Саша к другу

– Да. Я обещал маме помыть полы и прибрать на кухне. Она уже две недели почти все время лежит. У нее слабость и часто болит голова.

– Я поеду к тебе, если ты не против. Помогу, а вечером поиграем в шахматы.

 

Прошло три года. Друзья оканчивали институт связи, а Юля – энергетический. Они вовремя сдавали зачеты и экзамены. Главное, что занимало их мысли – сложные отношения, в которых не так-то просто было разобраться. Саша и Дима не скрывали друг от друга, что оба влюблены в Юлю. Сложность заключалась в том, что девушка не могла понять своего отношения к каждому из молодых людей. Она пыталась советоваться с подругами, но ответы были настолько расплывчатыми, что понять их было невозможно. Юля решила успокоиться и еще раз попробовать разобраться в своих чувствах.

По характеру молодые люди были разными. Саша решительный, уверенный, говорливый, а Дима – тихий, застенчивый и молчаливый. 

В театры, на концерты, в кино, в гости к друзьям они всегда ходили втроем. За глаза их называли «неразлучниками». Случалось, они слышали грубые шутки в свой адрес. 

А время шло… Однажды в начале лета, после защиты диплома, Саша неожиданно приехал к Юле без предупреждения. Юля была удивлена настолько, что долго молча смотрела на молодого человека.

– Выходи за меня замуж, – решительно произнес Саша. Юля опустила глаза и продолжала молчать. В этот момент в ней боролись три чувства: радость, сомнение и жалость.

Молчание затянулось. Саша подошел совсем близко и внимательно посмотрел в глаза девушке. Скрыть свое состояние Юля не смогла. Она решительно сказала:

– Хорошо. Я согласна. – И тут же тихим голосом спросила – 

А как же Дима? 

– Я поговорил с ним. Он сказал, что сделает все возможное, чтобы наша дружба продолжалась. 

Гостей на свадьбе было немного: родители молодоженов, свидетели, несколько друзей и подруг. За неделю до дня регистрации Дима уехал к бабушке в деревню. 

– Мне надо помочь в огороде. Бабуля у меня старенькая. Весной и в конце лета я приезжаю к ней, – объяснил Дима свой отъезд. Но все понимали – причина в другом…

 

И начался новый отсчет времени для молодых и их друга. Я как автор не смогу показать читателю весь драматизм жизни трех людей, которым судьба не давала возможности далеко и надолго отойти друг от друга. Их пути много лет шли параллельно и на небольшом расстоянии. Настолько не значительном, что каждый мог видеть и чувствовать другого постоянно.

Дима несколько раз пытался навсегда уехать из Москвы и устроиться на работу в других городах. Но каждый раз обстоятельства вынуждали его вернуться. А когда старенькая мама слегла и его постоянное присутствие стало необходимым, Дима устроился на должность заведующего лабораторией в одном из московских вузов. Именно тогда он сказал себе, что надо смириться и жить дальше. Он делал неоднократные попытки знакомиться с женщинами. Но, встретившись несколько раз и немного узнав потенциальную избранницу, он понимал, что его выбор не идет ни в какое сравнение с Юлей. Заставлять себя что-либо предпринимать в этом направлении вопреки своим чувствам, он не хотел. 

Давно снесли маленькие деревянные домики. Юлина семья переехала в новую квартиру. Умерла Юлина мама. Заботы об отце полностью взяла на себя Юля. К этому времени у них с Сашей подрастала дочь. В самом начале семейной жизни Юля стала замечать особенности характера мужа, которые до замужества он не проявлял. Эгоизм, любовь к себе и ревность с годами приобретали все больший размах. Часто Саша требовал к себе столько внимания, что спокойная и доброжелательная Юля возражала, и тогда начинался скандал. 

– Сашенька, – поначалу пыталась успокоить мужа она, – твои требования невозможно выполнить. Я не могу все свободное время уделять тебе. Пойми это, прошу тебя.

Саша ничего не хотел слышать. Он кричал на всю квартиру. Из своей комнаты выходил Юлин папа и молча, укоризненно смотрел на зятя. Если Дима оказывался в этот момент рядом, он уводил Ксюшу во двор, понимая, что ребенок не должен быть свидетелем таких сцен. Ссора заканчивалась Сашиным раскаянием, но количество дегтя в бочке меда с каждым разом увеличивалось. 

– Саша, может быть, нам не надо жить вместе? – спрашивала Юля.

– Ты сошла с ума. Я тебя очень люблю. Даже не могу представить, что тебя не будет рядом.

Юля слушала мужа и снова верила его словам. Но проходило время, и любая мелочь вновь вызывала Сашино раздражение. 

 Бывали минуты, когда Юля выходила во двор следом за Димой и дочерью.

– Я больше не могу это терпеть. Как он не понимает, что своим поведением убивает наше чувство? – тихо, чтобы не слышала Ксюша, говорила Юля и вопросительно смотрела на Диму.

А Дима в это время думал о том, как дорога ему эта женщина, как тяжело видеть все происходящее, как любит он ее ребенка. Порой ему казалось, что он готов отдать всего себя, лишь бы у Юли и Ксюши была спокойная, радостная жизнь.

Шли годы. Не стало Диминой мамы. Он тяжело и долго не мог примириться с мыслью, что больше никогда не сможет рассказывать ей о своих делах, советоваться, просто сидеть рядом и пить чай. Каждое утро Дима просыпался с одной и той же мыслью. Его мучила совесть. Ему казалось, что он мало уделял внимания маме. «Если можно было бы все повернуть вспять, я бы вел себя по-другому. Мамочка, дорогая, прости, что не всегда чувствовал, как тебе нужно мое участие и помощь».

 

– Дима, ты делал для мамы все, что мог, – успокаивала Юля друга, а сама думала о стареньком папе, который уже не мог самостоятельно выходить из дома.

Саша в разговоре не участвовал. Он редко виделся со своими родителями. Они жили в Балашихе с семьей старшего брата. Он приезжал к ним два раза в год поздравить с днем рождения. Случалось, что по почте посылал небольшие суммы денег. 

 

– Ксения, – позвала Юля, – Дима пришел.

– Поздравляю с новорожденной, – вручая Юле букет белых роз, сказал Дима. – Быстро промчались восемнадцать лет.

– А это тебе, – и у Ксюши в руках оказался белый плюшевый медвежонок. 

– Какой большой и красивый. Спасибо. 

– А где Сашка?

– Он немного задерживается. Поехал в институт посмотреть списки принятых на первый курс.

 

Ужинали впятером. Саша в этот вечер много шутил и смеялся. Таким доброжелательным его давно не видели.

– Ксюха, станешь доктором и будешь нас с мамой лечить. Хотите услышать еще одну хорошую новость? Меня посылают на два года в Индию в штат Орисса на строительство гидроэлектростанции. Юлечка, ты рада? Собирайся. Через месяц мы должны быть на месте.

Юля побледнела, было видно, что ее потрясло сообщение мужа. 

– Саша, мы не можем поехать. Как же мы оставим папу и Ксюшу?

– Если ты так считаешь, давай попросим Диму пожить у нас. Ты же не откажешься помочь? – и Саша испытующе посмотрел на друга.

Немного подумав, Дима ответил: 

– Если надо, я, конечно, помогу.

– Ксюша, будь здорова и счастлива, – подняв фужер с шампанским, сказал Дима.

– А что такое счастье?

Дима задумался. Если бы он мог рассказать, как выглядит в его представлении счастье, то это была бы незамысловатая картина – Юля, а рядом он… 

– Мне кажется, что каждый человек чувствует, когда к нему приходит счастье. Это ни с чем несравнимое ощущение. Его невозможно не заметить. 

 

Юля осунулась, часто тайком от всех плакала, пыталась отговорить мужа, но Сашина непреклонность всякий раз побеждала.

– Если бы мне разрешили уехать одному, я бы с удовольствием сделал это, но ты же знаешь наши законы.

 

– От родителей письма не было? – часто спрашивала у Димы Ксюша, возвращаясь из института. Счастливая улыбка появлялась на ее лице, когда Дима протягивал долгожданное письмо. Она торопливо раскрывала конверт и вчитывалась в строчки, написанные Юлей. Письма приходили примерно раз в месяц; в них Юля описывала со всеми подробностями жизнь в далеком, непохожем мире. Было заметно, что постепенно она привыкает ко всему, что ее окружает, общается с русскоязычными женщинами, занимается рукоделием, читает журналы и книги, которые удается достать. 

 

Прошел еще один год. Ксения успешно сдала сессию и перешла на второй курс мединститута. Дима защитил кандидатскую диссертацию и получил новую должность. Много раз он пытался поговорить с Ксюшей «по душам». Он не понимал, почему молодая девушка не встречается с друзьями и подругами. Ему хотелось, чтобы Ксюша почувствовала всю прелесть студенческой жизни. 

Однажды сотрудница предложила Диме два билета в концертный зал имени Чайковского на выступление ансамбля «Березка». 

Они договорились встретиться на платформе станции метро «Маяковская». Дима стоял в стороне. Он внимательно наблюдал за идущими по платформе пассажирами, и вдруг… Он еле сдержался, чтобы не закричать. К нему подходила Юля. 

– Дима, что с тобой, – услышал он голос Ксюши. Они вышли на улицу. До начала оставалось сорок минут.

– Давай пройдемся. Мне надо прийти в себя, – улыбнулся Дима, – Ты так похожа на маму, да еще ее шарфик, который напомнил мне времена нашей юности… 

 

– Какая красота, – шепотом сказала Ксюша, не отрывая взгляд от танцующих на сцене в красочных костюмах девушек. 

 

Утром Дима чувствовал себя совершенно разбитым. Он провел бессонную ночь. В его сознании произошло что-то необъяснимое. Он вспомнил недавний разговор о счастье. Ему показалось, что к нему пришло похожее ощущение. Конечно, он понимал, что любовь к Юле, которую он скрывал от всех больше двадцати лет, вчера дала о себе знать, но по-другому. Кажется ли ему? Или это происходит на самом деле? Может ли в нем зародиться любовь к дочери любимой женщины? А как быть с разницей в возрасте? Вопросов появлялось все больше, а ответов на них не было. 

Вечером, за чаем Дима спросил:

– Скажи, а почему ты не встречаешься с друзьями?

– Мне с ними неинтересно. 

– А с кем же тебе интересно? – с тайной надеждой спросил Дима. 

– С тобой, – не смущаясь, твердо сказала Ксюша

Дима молчал, а Ксюша, наоборот, продолжила свою мысль. Было заметно, что она долго не решалась говорить о сокровенном. Она рассказала, что самые радостные минуты для нее – это их с Димой разговоры, и неважно, о чем.

 

– Мне кажется, что я полюбила тебя, – не смущаясь, произнесла девушка. Дима продолжал молчать.

– Почему ты молчишь?

– Я не знаю, что сказать. Мне всегда было хорошо рядом с тобой, но вчера я почувствовал что-то большее. Раньше это была любовь к дочери друзей, а сейчас… 

 

И начался в жизни влюбленных новый отсчет времени. Ксюше казалось, что она находится на седьмом небе, а Дима часто и подолгу уходил в себя, но ни на минуту не исчезало состояние, что он получил от жизни бесценный подарок. 

Через полгода, когда до возвращения родителей оставалось несколько месяцев, Ксюша сообщила об их с Димой решении пожениться. Понимая, как непросто будет получить такое известие, она подробно написала о своих чувствах к Диме и о его чувствах к ней. Ксюша надеялась, что родители ее поймут.

 

После свадьбы молодожены уехали в «путешествие». Димин сосед дал им ключи от дачи, где в это время никого не было. Им хотелось побыть наедине друг с другом и почувствовать то счастье, о котором говорил Дима.

 

 

28 октября 2018 года

НЕСЛУЧАЙНАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ

 

 

Аркадий Львович стоял у входа на станцию метро «Киевская». До открытия оставалось пятнадцать минут. Вокруг него небольшими группами и поодиночке собирался народ. Мужчины и женщины посматривали на часы. Было заметно, что они торопятся.

Аркадий был полностью погружен в свои раздумья. То, что произошло вчера вечером и сегодняшней ночью, окончательно сбило его с толку.

Долгое время он был уверен в своей непреклонной решимости ничего не изменять в жизни. Случайная встреча спутала все карты.

Он хорошо помнил день знакомства с Жанной. Школьный друг, художник, пригласил его на выставку своих работ. Во время открытия Аркадий обратил внимание на миловидную женщину. Она с интересом слушала выступающих. Иногда, повернувшись к виновнику торжества, улыбалась. После открытия посетители разошлись по залам. Аркадия Львовича остановил мужчина с фотоаппаратом. Он попросил сфотографироваться с художником на фоне картин. Друзья тихо беседовали, пока фотограф устанавливал аппаратуру.

Наконец, Аркадий смог пройти по залам и внимательно рассмотреть картины. Некоторые из них он видел в мастерской художника. В одном из последних залов Аркадий увидел незнакомку, которая часом раньше привлекла его внимание. Она с улыбкой смотрела на картину, висевшую в самом углу. На ней был изображен летящий с горы на снегокате мальчуган. Розовощекий, смеющийся малыш что-то кричал. Создавалось впечатление, что он обращается ко всем, кто на него смотрит. Какая-то сила подтолкнула Аркадия Львовича. Он подошел, галантно раскланялся и произнес:

 – Позвольте познакомиться, Аркадий.

 – Жанна, – подала руку женщина.

С остальной экспозицией знакомились вместе. На фуршет они не пошли, отговорившись занятостью.

 Выйдя на улицу, Аркадий Львович тихо спросил:

– Позвольте проводить вас?

– Я буду рада, – в тон ему произнесла Жанна.

Теплый летний вечер располагал к прогулке. Аркадий предложил погулять по парку, мимо которого они проходили. Купив два стаканчика шоколадного мороженого, они присели на скамейку в дальнем уголке. Музыка и яркие огни иллюминации остались далеко позади. Здесь царила тишина.

Помолчав немного, Жанна сказала:

– Как изменился парк с тех пор, как я была в нем последний раз. Мои родители часто приводили меня сюда. Мы гуляли, кормили уток и катались на аттракционах. В годы молодости я с подругами и друзьями приходила сюда по вечерам. На эстраде играл оркестр. Желающие могли танцевать и петь.

 Аркадий слушал Жанну, а в памяти мелькали эпизоды его студенческой жизни. Он учился в Горьковском университете. Походы, слеты, строительные отряды и многое другое припомнились ему.

Он рассказал о том, что несколько лет ездил вожатым в пионерский лагерь. Она рассмеялась. Он удивленно посмотрел на нее, а она пояснила:

– Я тоже ездила в пионерский лагерь.

В шестнадцать лет меня взяли на должность помощника вожатого. А через два года я стала вожатой в младшем отряде. Мне очень нравилось общаться с детьми. Видимо, поэтому я стала педагогом.

Гасли огни, смолкла музыка. Они направились к выходу. Парк опустел. Она взглянула на часы и удивилась. Как незаметно пролетело время.

Проводив Жанну до подъезда, Аркадий Львович попросил разрешения позвонить. Жанна, молча, кивнула. Он достал записную книжку…

 

 Со дня прогулки прошла неделя. Каждый вечер Аркадий подходил к телефону, но позвонить Жанне не решался.

 В спальне в рамках висело несколько фотографий. Часто, не заметно для самого себя, он останавливался и долго вглядывался в бесконечно родное лицо навсегда покинувшей его жены. А она с улыбкой смотрела на него, подбадривая и вселяя надежду. Сам же Аркадий уже несколько лет как потерял уверенность в своем завтрашнем дне. Он ходил на работу, решал хозяйственные вопросы, помогал друзьям и знакомым.

Он и на открытие выставки пошел только, чтобы не обидеть друга. Аркадий часто в последнее время много размышлял о жизни. Понятие «неслучайная случайность» было ему знакомо давно. 

Еще не успев войти в квартиру, Аркадий Львович услышал настойчивый телефонный звонок. Он поторопился снять трубку.

– Папочка, привет! Как у тебя дела? Как настроение? Как погода?– без остановки тараторила дочь. Дождавшись паузы, Аркадий ответил:

– Все хорошо. Погода пока еще теплая, но деревья надевают осенний наряд.

– Ой, как здорово! Я очень люблю гулять по Москве осенью, когда под ногами необыкновенной красоты живой ковер, – с улыбкой сказала Женя.

– Приедешь? – с надеждой произнес Аркадий.

– Нет, к сожалению, не получится. В этом году учебный год в Германии начинается через неделю. Может, ты, возьмешь несколько отпускных дней и прилетишь?

– Нет, Женечка, к концу года надо выполнить срочную работу. С приездом придется воздержаться. Как Маша и Митя?

– Все нормально. Мы отлично отдохнули в Италии. Много купались и катались на катамаранах. 

 «Скорее бы наступило завтра», – думал Аркадий, убирая со стола недопитую чашку чая.

Только на работе у него была возможность полностью уйти от самого себя. А этого так хотелось… 

В соседней комнате работал телевизор. Его фоновое звучание было необходимо Аркадию, чтобы не так остро чувствовать одиночество. Каждый вечер происходило одно и то же. Стоило ему закрыть глаза, и перед внутренним взором появлялись картины прошлого. Это могла быть больничная палата, семейное застолье, дачный участок, над одной из дорожек которого склонилась яблоневая ветка, сплошь усыпанная зрелыми антоновскими яблоками…

Часто Аркадий ловил себя на мысли, что в последние несколько лет почти не улыбался.

 

А на противоположном конце большого города в этот вечерний час за кухонным столом с чашкой чая сидела Жанна. Рядом лежала телефонная трубка, но с каждым днем меньше и меньше оставалось надежды услышать голос Аркадия.

Звонок в квартиру вывел Жанну из оцепенения.

– Чем занимаешься? – поинтересовалась соседка со второго этажа.

 – Пойдем пить чай.

В руках Юля держала поднос с несколькими кусками торта.

Жанна улыбнулась:

– Ты появилась как нельзя вовремя.

– Что случилось?

 

Жанна смущенно отвела взгляд.

– Садись и рассказывай. Я вижу, что нам есть о чем поговорить.

 Рассказ был коротким. Юля не перебивала подругу. Она видела, как трудно Жанне говорить о случившемся. Обычно жизнерадостная и разговорчивая, Жанна была задумчива и молчалива. 

– С Игорем ты окончательно решила расстаться? – Юля внимательно смотрела на подругу.

 

Жанна кивнула:

– Звонила свекровь и просила приехать. Мне совсем не хочется появляться в их доме, но Людмилу Михайловну от души жаль.

– Могу составить компанию.

– Спасибо. Буду иметь в виду.

– Ладно. Пора спать. Завтра ранний подъем.

 

После ухода Юли Жанна включила торшер и присела в кресло. На журнальном столике лежала стопка книг. Она выбрала одну из них. Это был томик Тютчева. Полистав, нашла стихотворение, отвечавшее ее состоянию. 

 

Последняя любовь…

Пускай скудеет в жилах кровь,

Но в сердце не скудеет нежность…

О, ты, последняя любовь!

Ты и блаженство и безнадежность 

 

Закрыв книгу, Жанна долго сидела неподвижно. В реальность ее вернул бой настенных часов. Наступал новый день…

 

Аркадий взглянул на часы. Одиннадцать. Набрав номер телефона, услышал голос Светланы, жены младшего брата. 

– Привет, Светка, – бодрым голосом сказал Аркадий. 

Долгое время родные и друзья недоумевали. Михаил был самодостаточным и спокойным человеком. Светлана казалась не в меру эмоциональной и неуравновешенной. Со стороны было удивительно, что общего может быть между ними. Но Иришка, восьмилетняя дочь, любимица папы и мамы, была «солнечной» девочкой, всегда радостной и спокойной. Она-то и создавала в семье доброжелательную атмосферу. 

– Михаил дома? – спросил Аркадий.

– Нет, – в трубке послышался раздраженный голос, – он еще с репетиции не вернулся.

 Аркадий не принимал всерьез увлечение брата. Примерно полгода назад Миша стал посещать репетиции одной из музыкальных групп. У брата был красивый голос, и играл на гитаре он тоже хорошо. Именно из-за этого увлечения в семье начались разногласия. Светлане не нравилось, что муж три раза в неделю после работы пропадает на репетициях и поздно возвращается домой.

– А ты, Свет, придумай себе тоже какое-нибудь интересное занятие, – приобняв жену, говорил Михаил. Предложение мужа вызывало еще большее раздражение.

Аркадий сказал:

– Передай ему, пожалуйста, чтобы он завтра мне позвонил.

– Хорошо, передам, – буркнула Светлана и, не попрощавшись, положила трубку.

 

В четверг вечером Жанна позвонила Юле и предложила в субботу утром поехать к свекрови.

– Хорошо, я зайду за тобой в десять часов. 

 

Сняв куртки, Жанна и Юля прошли на кухню. Людмила Михайловна ставила на стол чашки с чаем.

 

– Пришло время поговорить – тихо произнесла пожилая женщина, глядя на Жанну. 

И продолжила:

– Я долго не понимала, что произошло между вами. Игорь ничего не рассказывал. Мне всегда казалось, что вам хорошо вместе. 

– Да, так и было. Но год назад меня назначили завучем, и мне пришлось допоздна бывать в школе, а Игорь стал очень подозрительным. Он был уверен, что я обманываю его, что встречаюсь с мужчинами и поэтому прихожу домой позднее обычного. Сначала я отшучивалась, но с каждым днем его ревность усиливалась. Как только я открывала дверь, он набрасывался на меня с упреками и произносил ужасные слова. А недавно не сдержался и ударил меня по лицу. Именно в этот вечер я поняла, что не могу и не хочу терпеть незаслуженные обвинения.

Людмила Михайловна слушала Жанну и одновременно в ее памяти возникали картины прошлого. Андрей вскоре после свадьбы стал очень подозрительным. Она долго терпела его ревность, старалась прощать обиды. Через три года родился Игорь. Пока сын подрастал, страсти улеглись. Родители были счастливы. Они часто втроем гуляли, по выходным ездили на дачу к друзьям.

 

Но шло время. Игорь пошел в детский сад, а Людмила Михайловна на работу. И снова наступило трудное время – утроенная ревность мужа, от которой некуда было деться.

«Как похож рассказ Жанны на нашу с Андреем жизнь. Если бы не его ревность, мы были бы счастливы, – думала Людмила Михайловна, понимая и сочувствуя невестке. – Андрей перестал меня ревновать только, когда тяжело заболел. А перед смертью он просил прощения. Как жаль, что раскаяние часто приходит слишком поздно».

 Жанна закончила рассказ и замолчала. По ее выражению лица Людмила Михайловна поняла, что решение расстаться с Игорем окончательное.

 

А Юля во время разговора вспоминала, как произошло знакомство Жанны с Игорем. В конце августа во Дворце культуры завода МЭЛЗ проходил традиционный «Большой педсовет». Рядом с Жанной сидел молодой стройный мужчина. Он внимательно слушал выступающих. Но иногда поворачивался к Жанне и комментировал сказанное с трибуны.

 

В перерыве они познакомились. Оказалось, что Жанна и Игорь работают в соседних школах: она преподавателем русского языка и литературы, а он преподавателем физкультуры. Всю осень и зиму молодые люди часто встречались после работы и в выходные дни. Гуляли по Москве, бывали в театрах и на концертах. Игорь с удовольствием вместе с Жанной слушал литературные чтения в библиотеке имени В.И. Ленина. Весной Игорь предложил Жанне стать его женой. В конце июня сыграли свадьбу.

 

– Добрый вечер! – услышал Аркадий жизнерадостный голос брата, – извини, раньше позвонить не мог.

– Привет! Мне надо с тобой поговорить. Мы можем встретиться завтра?

– Конечно. Когда тебе будет удобно?

– Приезжай к обеду.

 

– Как давно я не ел жареную картошку, – улыбаясь, сказал Михаил, садясь за стол. 

– За чаем Аркадий поинтересовался, налаживаются ли отношения брата с женой.

– С трудом. Никак не могу убедить Светку, что на работе всегда такая «напряженка», а репетиции хоть немного дают возможность отвлечься.

Аркадий хорошо понимал брата. Миша работал в секретной лаборатории. Должность была ответственная. И работы всегда было много. 

– А как поживает Женя и внуки? – спросил Михаил.

– На днях Женечка звонила. У них все хорошо. Приглашала в гости. Я соскучился, но на работе завал. К Новому году сдаем новую станцию метро. 

– Хорошо понимаю. Не всегда возможно быстро наладить контакт с подчиненными, а с этим связано много проблем. 

 

После обеда присели за журнальный столик. Миша был на пять лет моложе, но по их лицам сразу можно было увидеть близкое родство. 

– Мне надо с тобой посоветоваться, – тихо сказал Аркадий.

Михаил вопросительно посмотрел на брата. 

 Аркадий подробно рассказал о встрече с Жанной. Михаил слушал, не перебивая:

– Ты хочешь продолжить отношения?

 Аркадий пожал плечами.

– У меня нет твердого решения. Я много думаю об этой женщине, но представить ее на месте Инны не могу.

– Прекрасно понимаю твое состояние, но ведь будет неправильно, если ты будешь жить и дальше затворником. Тебя совершенно ни к чему не обязывает продолжение знакомства. Если хочешь знать мое мнение – позвони Жанне и договорись о встрече. Мне кажется, она ждет твоего звонка.

 

Аркадий долго молчал. Он был растерян.

– Да, ты, наверное, прав, – через пару минут сказал он.

 

Наступали сумерки. Жанна сидела за кухонным столом. Рядом лежала стопка книг и большая общая тетрадь, в которую она записывала планы уроков.

 

Но ей никак не удавалось освободиться от мыслей об утреннем визите к свекрови.

 

Когда Жанна и Юля вышли от Людмилы Михайловны, светило солнце. На сквере дети собирали осеннюю листву.

– Давай посидим немного, – предложила Юля.

 

Они присели на пустую скамейку. Сам собой завязался разговор. Жанна с грустью говорила о том, что очень сожалеет, но не может и не хочет простить Игоря. Трещина в их отношениях была для нее слишком значительной. И, конечно, недавнее знакомство сыграло не последнюю роль в принятии окончательного решения.

– Ты хочешь, чтобы Аркадий позвонил?

– Хочу и боюсь одновременно.

– А что тебя страшит?

– В нашем возрасте сложно привыкать к новым людям, тем более совершенно  незнакомым. 

– Я думаю, все зависит от того, как складываются отношения. Мне кажется, Аркадий не подошел бы к тебе, если бы не почувствовал интерес.

– Может быть, – пожав плечами, ответила Жанна. 

 Часы пробили семь раз, и в этот момент зазвонил телефон. От неожиданности Жанна вздрогнула.

– Слушаю.

 – Добрый вечер, – чуть слышно произнес Аркадий.

– Добрый, – стараясь не показать волнения, ответила Жанна.

– Простите, что долго не звонил. Мы могли бы встретиться? Я нахожусь неподалеку.

– Хорошо. Я скоро выйду.

 

Накинув куртку и мельком взглянув в зеркало, Жанна торопливо спустилась по лестнице и вышла на улицу. Около подъезда уже стоял Аркадий. В руках он держал небольшой букетик разноцветных астр.

 

Договорившись о встрече, он понял, что правильно будет откровенно рассказать о своем недавнем прошлом, с которым не расставался ни на минуту.

 

– Это случилось три с половиной года назад. Мы с Инной поехали на несколько дней в подмосковный пансионат. Был теплый вечер. Мы гуляли по просеке. Вдруг Инна вскрикнула и приподняла босую ногу. На большом пальце выступила кровь. Я достал носовой платок. Кровь быстро остановилась. На пальце осталась маленькая точка. Прогулка была так приятна, что мы забыли о неприятном происшествии. К середине следующего дня Инна почувствовала боль в ноге. Мы продезинфицировали рану. Но боль становилась сильнее. Вдобавок поднялась температура. Утром следующего дня ее госпитализировали. Я находился в больнице круглосуточно. Антибиотики не помогали. Началось заражение крови. Через неделю Инна умерла.

 

Шел мелкий осенний дождь. Немного придя в себя от рассказа Аркадия, Жанна предложила зайти к ней.

 

В квартире было уютно. Они пили чай. 

 

Жанна понимала, что пришла очередь рассказать о себе…

       

Посвящать Аркадия в подробности своей жизни не хотелось.

Самым простым решением для нее оказалось пересказать то, о чем она сегодня утром рассказала свекрови. Она понимала, что Аркадию, наверное, хотелось бы знать, есть ли у нее дети, но это была самая болезненная тема. Сегодня касаться ее не хотелось.

 

Часы пробили двенадцать. Аркадий поблагодарил Жанну за приятный вечер и вышел в прихожую. Она стояла в дверном проеме и молча смотрела на него. Одевшись, он подошел и поцеловал ей руку.

 

Запирая за ним дверь, она почувствовала, что слезы, сдерживаемые так долго, вот-вот прольются сильным дождем. Так и случилось.

 

Жанна присела в кресло, где еще недавно сидел он. Всем существом она чувствовала его незримое присутствие, а слезы текли и текли. Прикрыв глаза, она представила его, молодого и успешного. Рядом стояла она, красивая и уверенная в себе. Они о чем-то оживленно разговаривали. Глядя на них, прохожие улыбались. Они были так увлечены разговором, что не замечали ничего вокруг.

 

Сколько прошло времени после его ухода, Жанна не знала. Из оцепенения ее вывел телефонный звонок. В трубке она услышала знакомый голос. Жанна слушала его слова и молчала.

 

– Спасибо, – чуть слышно произнесла она.

 

Аркадий продолжал еще что-то говорить, но она не слышала его. Слезы не позволили произнести ни одного слова. Он больше почувствовал, чем услышал, что она плачет. В трубке раздались частые гудки.

 

Чтобы хоть немного прийти в себя, она пошла умываться.

 

Сначала она подумала, что ей это кажется, но, выключив воду, отчетливо услышала настойчивые, требовательные звонки. Она подошла вплотную к двери. Звонки продолжались. Ничего не говоря, Жанна повернула ключ. На пороге стоял Аркадий. Выражение его лица было тревожным и застенчивым…

Оба долго, молча, смотрели друг на друга. 

Жанна не могла сказать, сколько прошло времени.

Из комнаты раздался бой часов. Было два часа ночи. 

Она вопросительно посмотрела на него.

 

– Да. Я, кажется, опоздал на метро, – улыбнувшись, сказал Аркадий. 

– Судьба сделала нам подарок. Мы встретим вместе рассвет… 

 

7 сентября 2018 года