Апрель 2014 года

Евочка, я полагаю себя не настолько самонадеянным и, во всяком случае, не каким-то носителем абсолютной идеи, касающейся столь всеобъемлющего и, в то же время, эфемерного понятия как <Счастье>. 

 

Мальчик из фильма <Доживем до понедельника> квалифицировал его следующим образом: <Счастье - это когда тебя понимают>. Да, на том прекрасном этапе жизненного пути влюбленному отроку счастье грезилось как взаимность, как ответное чувство. Жестокая и суровая реальность бытия с годами расставляет свои приоритеты, а воспоминания о мечтах давней юности или забываются или покрываются грустным романтическим флером и воспринимаются с печальной
ностальгической улыбкой. 

 

Что же касается самого понятия <Счастье>, то позволю себе высказать осторожное сомнение в том, что оно вообще существует. Во всяком случае, никакого отдельного, самодостаточного, персонифицированного понятия <Счастье>, на мой взгляд, в природе нет. Счастье - это совокупное отсутствие тех или иных бед, горестей и несчастий. Если человек здоров, здоровы и его близкие, если ему не доводилось выслушивать безжалостные приговоры врачей или судей, попадать в различные катастрофы, быть погорельцем, терять любимую работу и так далее, то такой человек может смело считать себя счастливым. 
 

Таким образом, Счастье - это сумма благоприятных обстоятельств. 

БОРИС ЯКУБОВИЧ  




СЦЕНАРИЙ, СТАВШИЙ ФИЛЬМОМ. 

В предисловии к своей книге <Королевство прямых зеркал>, написанной несколько лет назад, Ева Златогорова, обращаясь к будущим читателям, пророчески произносит: <Ну, что же, давайте смотреть фильм <Моя жизнь или
Несмотря ни на что>.

 

Конечно, в небольшом по метражу ролике передать все перипетии многостраничного мемуарного повествования практически невозможно. Тем не менее, фильм производит достаточно целостное впечатление, поскольку прекрасно передает основную идею Автора - донести до нового поколения, которому суждено быть благодарным зрителем, вечную, неумирающую и
непреходящую тему Любви, Добра, Справедливости и Милосердия.

 

Тоненький солнечный луч, пробиваясь сквозь еще дрожащую листву заэкранного леса, вместе с наступающим рассветом возвещает свет и тепло, и этим определяет тональность всего кинопроизведения. 
 

Уже в прологе, где Автор представляется зрителю, возникает мощный посыл, предопределяющий главную мысль: судьба не есть роковое предопределение, нет, ею можно и нужно управлять, подключив импульс сконцентрированной воли. Далее
начинается волнующий рассказ Евы Златогоровой о своем детстве, опаленном огнем войны, о маленьких радостях полуголодной девочки, самозабвенно играющей тряпичной куклой. На экране возникают ностальгические кадры детской елки во Дворце Культуры, мелькают еще полупустые прилавки послевоенных магазинов, тщедушные фигурки стриженных белобрысых мальчишек и девчонок в смешных бантиках, восторженно окруживших кумира детворы Сергея Михалкова. Особое волнение вызываю кадры, где худенькие первоклассники, разминая затекшие ручки, послушно твердят: <Мы писали, мы писали, наши пальчик устали!> Полагаю, что почти у каждого возрастного зрителя, при виде этих старых, милых парт и чернильниц возникают иллюзии возвращения сквозь пространство и время в далекое школьное детство, трудные, но все же
счастливые дни. 

 

Ее собственное присутствие на экране предлагает очень корректные, тактичные интонации, исключающие назидательный менторский тон, часто свойственный опытным мэтрам. Периодически, в кадре появляются друзья и близкие, чьи слова буквально пронизаны любовью и уважением. Так, Вячеслав Яковлев не устает поражаться ее неизменному настрою на оптимизм, а врач психотерапевт Леонид Хасдан произносит стихи, в которых словно слышится его
давнее высказывание: <Вы - цветок, обреченный на счастье увидеть свет в кромешной тьме!>. Не отстают и любимые внуки, коротко и емко формулируя то, что им представляется наиболее важным в характере бабушки: Алена признается, что ей кажется, будто та обладает особым зрением и все вокруг немедленно замечает, Анна утверждает, что ее доброта всеобъемлюща, а вот Антон уверен, что бабушка может добиться всего, чего пожелает. 

 

2006-й год, как страшный отсчет нового времени, водораздел между прошлым, в котором присутствовал любимый муж, и горестным настоящим, не раз становится авторской темой фильма. Но год, принесший с собой непоправимую беду, вызвал из потаенных глубин сознания мощный всплеск творческой энергии. Она начинает писать стихи, воспоминания, а затем, неожиданно возникает сейчас уже довольно известная многим, добрая фея-сказительница о веселом и философски мудром котенке Гришуне. 
 

Фильм, звучащий, как баллада о неукротимой силе духа, завершается кадрами творческого вечера в Центральном Доме литераторов, состоявшимся 25 марта 2013 года, посвященного славным юбилейным датам - 70-летию со дня рождения и
50-летию начала счастливой семейной жизни. 
 

Трудно подобрать определение жанра этой одновременно лирической, эпической и поэтической экранизации чувств. Возможно, это сумеет сделать благодарный зритель. 

С Любовью. БОРИС ЯКУБОВИЧ.




СЦЕНАРИЙ, СТАВШИЙ ФИЛЬМОМ - 2. 

Совершенно иная парадигма, иное настроение возникает у зрителя при просмотре 2-й части кинопоэмы Евы Златогоровой. Здесь нет прямого обращения к заэкранному времени-пространству, нет бытописания, сопровождаемого ностальгическими кадрами документальной хроники, здесь окружающий мир предстает перед нашим зачарованным взглядом во всем своем буйноцветье трогательного и волнующего многообразия. 
 

Фильм, открывающийся проникновенно и точно подобранными эпиграфами Омара Хайяма и Владимира Высоцкого, мягко растекается на две части, две соприкасающиеся сферы творческого освоения бытия: первая сфера представлена поэзией маститых, любимых и почитаемых авторов, а вторая - собственными стихами Евы Златогоровой из литературно-художественного приложения в книге <Королевство прямых зеркал>, наименованного <Гжельское лето>. 
 

Точно и умело проложенный поэтический маршрут фильма открывается харизматическим стихотворением Андрея Дементьева <Ни о чем не жалейте>, как и все прочие, звучащим в исполнении Евы Златогоровой, на фоне парящей в голубом небе стаи птиц. На короткое время мы вновь погружаемся в грозную атмосферу военной Москвы: на экране идет запись добровольцев на фронт, а за кадром звучат волнующие стихи Вероники Тушновой. Под нежный перебор гитарных струн звучит песня Андрея Макаревича: <Пока горит свеча>, а торжественные аккорды 1-го концерта Чайковского сопровождают стихи Николая Заболоцкого. 
 

Первая часть, завершаемая музыкальным стихотворением Михаила Исаковского <Вишня> и читаемая на фоне некоего литературно-вкусового восприятия экранной цветущей ягоды, словно открывает окно в поэтический мир 2-й части фильма, где в исполнении Автора звучат проникнутые удивительно трогательным лиризмом стихи из цикла : <Гжельское лето>. Мы видим мчащийся поезд, уносящий из пыльного, шумного города туда, где простираются золотые ромашковые поля, словно ощущая сладостное благоухание пестрых цветочных ковров и звонкую спелость налитых соком яблонь. 
 

Тихий, но удивительно внятный голос Автора переносит нас из совершенно пушкинской метели в бескрайние морские просторы, где за бортом белых лайнеров весело резвятся озорные дельфины, а краткая человеческая жизнь проносится перед взором, начиная с переливов беззаботного детского смеха и до грустных аккордов надвигающейся старости. 
 

Просмотрев эту работу, можно сказать только одно: фильм воплотил свое
предназначение, созданием новой яркой и увлекательной страницы в творчестве
Евы Златогоровой, которой предстоит брать еще многие славные рубежи.  

 
БОРИС ЯКУБОВИЧ




 

ДОРОГАМИ ДОБРА. 3-я часть кинопоэмы, названная "Дорогами Добра, начиная с названия, а затем, каждым своим кадром, каждой мелодией, репликой, подтекстом, несет в себе энергетику радости, милосердия и сострадания, столь  необходимую в наши нелегкие дни. Слова, произнесенные Автором с экрана"Спешите делать Добро"-не просто крылатая фраза великого гуманиста и врача Федора Петровича Гааза, нет - это руководство к действию, это призыв, идущий из глубины ее сердца, это клич, обращенный к каждому из нас: "Люди, творите Добро сегодня, потому что завтра может быть поздно!" "Я - цветок, пересаженный жизнью!" - читает Ева Александровна одно из своих стихотворений, а перед нами проходит целая галерея наград: тут и медали Грибоедова, Маршака, Чехова, памятные грамоты и дипломы, врученные ей за непрестанную подвижническую деятельность во имя обездоленных детей, потерявших надежду взрослых, и во имя всех, кому нужны поддержка и слова доброго участия. 

 

С 2008 года Ева Александровна выступает в школах, детских садах, библиотеках, местах реабилитации больных, ярко демонстрируя не только свои чудесные поэтические творения, не только полюбившегося детворе милого котенка Гришуню, но и свою неукротимую силу духа, свою любовь ко всем, с кем сталкивает ее судьба на этом благородном пути. "Просто я работаю волшебником!" - поет за кадром Бернес, и нам становится понятно, что речь идет о ней - достойной носительнице исконных идеалов Добра и Любви!  "Дорогами Добра" великолепно завершает трилогию, которая в сегодняшние дни может стать примером соединения благородной мысли и ее экранного воплощ

ения.